Фотки с сайта  tulchin.net.ua
Тульчин
Памятник Суворову
Дворец  Потоцкого
Что стоит посмотреть

  • Дворец графа Потоцкого - когда-то его называли "Подольский Версаль".  Построен по проекту французского архитектора Лакруа. Комплекс состоял из дворца, театра, манежа, конюшни, турецкой бани, оранжереи и служебных построек. Дворец построен в стиле класицизма и состоит из главного корпуса и двух огромных флигелей, расположенных в плане в виде буквы "П" - "Потоцкий". Флигели, каждый из которых сам был похож на дворец, соединялись с главным корпусом галереями. Здесь гостили граф Шереметьев, граф Румянцев-Задунайский, Петр І и Екатерина ІІ. Здесь Пушкин познакомился с дочерями Потоцкого - Ольгой и Софией, ну и по привычке влюбился в обеих, он по части женского населения тот еще товарищ был, ни одной юбки не пропускал. Именно Ольге и Софии посвящены "Евгений Онегин", "Бахчисарайский фонтан", "Черная шаль". Умел все же человек ухаживать, чем и пользовался. Ну и кончил соответственно...
  • Прямо напротив дворца находится костел, в котором Потоцкий венчался с Софьей, той самой, для которой построил "Софиевку" в Умани
  • Старый дворец Потоцкого, в котором размещалась ставка Суворова. Во дворе установлен бюст великого полководца
  • Если Вы раньше бывали в Измаиле, и, приехав в Тульчин, увидите знакомый памятник Суворову - главное, без паники, оставайтесь спокойны. Вас не отправили по ошибке в Измаил после попойки в бане вместо товарища, и чугунный Суворов тоже ПМЖ не менял и на гастроли с Одесской области в Винницкую не ездил (не скакал?). Просто тульчинский памятник генералиссимусу есть точной копией измаильского. В самом деле, зачем придумывать что-то новое, если уже все придумано? Александр Васильевич не обидится... Кстати, кроме Суворова, в Тульчине в 1791г. жил и другой полководец. Здесь размещался штаб польской коронной армии под командованием будущего маршала Наполеона Юзефа Понятовского и его помощника Тадеуша Костюшка.

Тульчин, 2008 г.
Старый дворец  Потоцкого. Здесь размещалась ставка Суворова
Церковь (бывший костел) напротив дворца
ИСТЕРИЧЕСКАЯ СПРАВКА


С 1607 г. под названием Нестервар поселение упоминается в актах Люблинского коронного трибунала в связи с расселением здесь беглых крестьян. В этих же актах в 1613 г. впервые встречается и название Тульчин. В других документах XVII века встречаются оба названия города — Нестервар и Тульчин.
 
Польский король Сигйзмунд Ш в 1609 г. отдал Нестервар в качестве военной награды брацлавскому и винницкому старосте Валенте Александру Калиновскому, владевшему огромными латифундиями на Брацлавщине и Киевщине. 

Построенная на широкой мысу при слиянии двух рек тульчинская крепость, выдвинутая к линии водораздела Бута и Днестра. контролировала равнинное плоскогорье с шедшим по нему Кучманским шляхом — одним из главных путей разорительных вторжений татарских орд в восточные области Польского королевства.
Через Тульчин проходил крупнейший в этих землях торговый тракт, который начинался в Луцке на Волыни и связывал её города с городами западной и восточной Подолни, откуда уходил в Молдавию и Валахию, и далее — в Причерноморье и Крым. Тульчин быстро рос и уже в первой трети XVII в. стал одним из самых многонаселённых городов Брацлавщины. 

Адам Калиновский построил в Тульчине деревянный костёл, а также усилил оборонительные сооружения и замок. На карте Гийома Боплана 1650 г. город был изображён укреплённым: как и многие другие поселения брацлавского края, Тульчин был окружён земляными валами и деревянным частоколом. Напоминающие об этом топонимы Завалье (бывшее предместье, со временем включённое в пределы города) и Брамка (въезд в город со стороны Шпикова) сохранились до нашего времени.

Владельцем Тульчина в 1726 г. стал белзский воевода Станислав Потоцкий, который, будучи дальним родственником Калиновских, получил Тульчин вместе с другими владениями этого некогда знаменитого, но угасшего в начале XVIII века рода. Благодаря стараниям Станислава Феликса (Щенсного) Потоцкого, Тульчин, несмотря на беспокойную историю края в XVIII столетии, стал  важнейшим торгово-промышленным и культурным центром Брацлавщины. Станислав Феликс перенёс сюда семейную резиденцию из Кристинополя, после раздела Польши в 1772 г. оказавшегося на территории австрийской Галиции.

С включением Брацлавского воеводства в состав Российской империи (по Второму разделу Польши в 1793 г.) Тульчин стал уездным городом образованного в 1795 г Брацлавского наместничества,  с 1797 г. — Подольской губернии, а в 1804 г. превращен в заштатное местечко Брацлавского уезда. Вероятными причинами понижения статуса города могли быть его ярко выраженный владельческий характер, а также подавляющее преобладание евреев среди местного купечества, что неминуемо обеспечило бы их большинство в составе главного в уезде городского управления.

С 1796 г. в Тульчине постоянно квартировали воинские части русской армии. В 1796—1797 годах здесь находилась штаб-квартира полководца А. В. Суворова. 

В 1818 г. в Тульчин был переведён штаб 2-й армии под командованием героя русско-французской войны генерала П.Х.Витгенштейна. Вместе с армейским штабом в город переехал и будущий декабрист Павел Пестель. Здесь, вдали от всевидящего ока царской администрации образовался кружок свободомыслящих офицеров — так называемая Тульчинская управа тайного дворянского общества «Союз благоденствия» 


Вероятно, евреи были в числе первых жителей Тульчина. Некото­рое, впрочем, весьма неопределён­ное представление о численности еврейского населения города на­кануне хмельнитчины можно по­лучить из сведений о защитниках Тульчина и жертвах печально зна­менитой резни, устроенной здесь казаками летом 1648 г. В еврей­ских хрониках представлены раз­ные сведения: «там собралось до двух тысяч евреев», пишет р. Натан-Нотэ Ганновер в «Йевен мецула» («Пучина бездонная»).

Следует также учитывать, что в числе жертв тульчинской трагедии оказались и беженцы из других поселений края. Автор «Тит Гая­вен» определил численность туль­чинской еврейской общины в 100 домохозяев: другими словами, в городе было около 100 еврейских домов. Если предположить, что эти сведения близки к реальности, то в этих домах могло проживать око­ло 600 человек (в среднем по шесть человек в семье). В исторических исследованиях численность еврей­ского населения Тульчина в сере­дине XVII в. чаще всего оценивает­ся в 2 000 человек, по-видимому, на основе сообщений наиболее популярных еврейских хроник эпо­хи хмельнитчины. Так или иначе, тульчинская община была одной из самых больших и известных на Брацлавщине. Возможно, что в местной иешиве, которой руководил р. ИеЬошуа-Аарон сын р. Меира из Львова, учились еврейские юноши из ближайших поселений.

В течение нескольких следующих беспокойных десятилетий евреи не упоминаются в польских докумен­тах, имеющих отношение к исто­рии Тульчина, ставшему согласно Зборовскому договору 1649 г со­тенным городом Брацлавского полка.

Благодаря стараниям Фран­циска Салезия (прозванного «Королевичем Руси») и, главным образом, его сына Станислава Феликса Потоцкого, Тульчин, несмотря на беспокойную исто­рию края в XVIII столетии, стал важнейшим торгово-промышленным и культур­ным центром Брацлавщины. Станислав Феликс перенёс сюда семейную резиденцию из Кристинополя, после раздела Польши в 1772 г. оказавшегося на территории австрийской Гали­ции.

Едва ли не единственным свиде­тельством того, что существование еврейской общины Тульчина в эти времена не прерывалось, может служить надгробие 1732 г., обнару­женное на территории старого ев­рейского кладбища: оно установле­но на могиле раввина Авраама сына р.Шауля.

Восстановление упоря­доченной общинной жизни евреев на Брацлавщине протекало в не­спокойной обстановке набегов гай­дамацких банд, появление которых относится официальными доку­ментами к 1717г.

Еврейская община Тульчина, бу­дучи ещё в 1765 г. средней по чис­ленности среди общин края, к кон­цу XVIII в. стала одной из самых значительных в регионе. Перепись 1765 г. насчитала 307 евреев в са­мом городе и ещё 6 – в предмес­тье. К тульчинской общине были приписаны также евреи из 22 окрестных сёл (например, в Тимановке проживали 22 еврея, в Копиевке – 9). Всего в общине числилось 452 еврея; данные переписи заве­рили раввин Кельман Абелович, «квартальный» Михель Лейбович и «школьник» Ицхак Волович.

К концу XVIII в. Тульчин стал крупнейшим еврейским поселени­ем в крае, обогнав по численности еврейскую общину Немирова. На рубеже веков здесь числилось 1313 евреев (в Немирове — 958 ). Уве­личение еврейского населения бо­лее чем в четыре раза в последней трети XVIII в. пришлось на период благоустройства города его новым владельцем Станиславом Фелик­сом Потоцким. Другим фактором роста еврейской общины стало пре­вращение Тульчина в важный центр хасидского движения.

Состав населения представлен в топографическом описании мес­течка следующим образом: шлях­тичей, имевших свои поместья, —11 человек, мелкой «чиншевой» шляхты — 57 (10 дворов), служи­телей при дворе владельца — 87 (4 двора), православного духовенства18 (2 двора), католического ду­ховенства — 13 мужчин (проживав­ших, вероятно, в монастыре), мещан 1511 (246 дворов), немцев — 20 (3 двора), французов — 11 (2 дво­ра), греков — 6, цыган — 8, евреев — 1313 (297 дворов).

В 1796— 1797 годах здесь находилась штаб-квартира полководца А. В. Суворова . По­стоянное присутствие значитель­ного воинского контингента, мно­гочисленные и разнообразные потребности армии и армейских чинов благоприятствовали разви­тию тульчинского рынка, обеспечи­вали работой ремесленников всех специальностей и торговцев всех разрядов, а впоследствии огради­ло тульчинскую общину от погро­мов 1881-1882 гг. и 1905-1906 гг.

Еврейская община Тульчина насчитывала на рубеже XVIII —XIX веков более 1 300 человек, располагала синагогой и двумя клойзами («еврейская каменная школа с дву­мя такими же пришколками»). Результаты обмеров руин синагоги, выполненные в 1948 г., вероят­ие, перед их сносом, говорят о том, что здание имело традиционный план: квадратный в плане двусветный главный зал площадью околов 400 м2 был окружён с трёх сторон (кроме восточной) одноэтажными пристройками.

В 1832 г. к ку­печескому сословию г. Тульчина принадлежали 27 евреев и 1 хри­стианин. Такого количества гиль­дейских купцов не было ни в од­ном другом городе края. Местные купцы вели торговлю с крупными городами на юге Российской импе­рии, а также с заграницей.

В 1889г. тульчинская община насчитывала 15 000 человек, здесь были официально зарегистрирова­ны 14 «духовных правлений» при синагоге и молитвенных домах. Местечко, где проживал уездный казённый раввин, обладало, соот­ветственно, статусом уездного ев­рейского центра .

В начале XX столетия в Тульчине было 2 500 дворов и 23252 жите­ля. Община содержала синагогу и 18 молитвенных домов, а также соб­ственную больницу; дети получали традиционное воспитание болеё чем в 70 хедерах. В должности казённого раввина в это время состо­ял Яков-ИеЬуда Гриншпун. Все четыре врача города и дантист были евреями. На правах собственности или аренды евреи владели всеми промышленными предприятиями.

Погромы времен Гражданской войны не обошли Тульчин стороной.
Жестокий погром был учинён в Тульчине в ночь с 31 июля на 1 августа 1919 года крупным бандитским со­единением под предводительством того же Ляховца. По свидетельству еврея, скрывшегося от погромщи­ков в селе, представители право­славной интеллигенции содейст­вовали погрому, организационным центром которого стало украин­ское кооперативное товарищество. В то же время местные крестьяне в большинстве своём не участвова­ли в погроме, а наоборот, предоста­вили убежище многим тульчинским евреям. Каждого встреченного еврея бандиты объявляли коммунистом и убивали. Согласно отчё­ту Винницкого комитета помощи пострадавшим от погромов в Туль­чине было убито 222 еврея, после погрома в городе остались 106 вдов и 398 сирот.

В 1925 г. здесь был образован еврейский местный со­вет. В 1926 г. Тульчин официаль­но получил статус города, а с об­разованием Винницкой области в 1932 г. стал районным центром.
В 1925 г. в Тульчинском округе прошла кампания ликвидации ев­рейских религиозных общин, в ре­зультате которой большинство мо­литвенных домов города и округа были закрыты. Осталось лишь небольшое число синагог, одна из которых находилась на Новом Ба­заре.

Перед войной в 1939 г. здесь проживало 5607 евреев (42% населения).

23 июля 1941 г. немецкие воинс­кие части практически без боя во­шли в Тульчин. Немцы согнали евреев в Капцановку, район квар­талов еврейской бедноты, здесь и было создано гетто (по словам ста­рожилов, это произошло в Йом Кипур 1941 г.).

Из свидетельств очевидцев: «Немцы ушли за Буг. Оставили румын и мадьяров. Румыны приказали носить на груди чёрный круг и на нём жёлтую звезду. Не было воды и еды. Выходить за пределы гетто разрешалось до восьми вечера. На рынке евреев избивали румыны и местные полицаи. Мужчинам вообще не разрешалось выходить из гетто. Выгоняли на работу разбирать руины и завалы после бомбёжек. Корчевали лес, грузили брёвна в товарные вагоны. Нас постоянно охраняли вооружённые солдаты с собаками. На бирже труда нам выдавали по 180 г хлеба в день».

В созданной в сентябре 1941 г. румынской губернии «Транснистрия» Тульчин стал центром одно­имённого уезда с администрацией, возглавляемой префектом; в го­роде расположился штаб жандар­мского легиона. В соответствии с приказом гражданского губернато­ра Транснистрии Алексяну от 11 ноября 1941 г. о поселении евреев в так называемых «колониях», 3005 евреев Тульчина были де­портированы 13 декабря 1941 г. (в праздник Ханука) в «колонию» в Печере.

По воспоминаниям Светланы Коган-Рабинович, «В гетто был вывешен приказ: нас всех высылают в Печерский лагерь смерти "Мёртвая петля", и если мы хотим остаться в живых, должны внести выкуп по списку. Стояла длинная очередь. Каждый старался попасть в этот список и внести выкуп. Вырывали себе золотые зубы клещами. Независимо от списка, всех отправили в лагерь смерти. Больных и престарелых вытаскивали на носилках. 80 человек покончили с собой. Их похоронили в Тульчине в двух могилах, которые и теперь без всякого памятника. Перед отправкой в лагерь нас согнали в школу, полицаям помогали румыны и мадьяры. В школе нас держали три дня. Было тесно. Могли только стоять. Не кормили, воды тоже не давали. В туалет тоже не выпускали. Голодных и измученных нас погнали в лагерь.

Пешая колонна, в которой были старики, дети, женщины с грудны­ми детьми, проследовала от Туль­чина до Печеры в оцеплении ук­раинских полицейских, немецких и румынских солдат с собаками. Отстающих от колонны конвой расстреливал. В Печере, на берегу Буга, у границы немецкой зоны ок­купации был создан концентраци­онный лагерь, в котором большин­ство заключённых были обречены на смерть. Тульчинских евреев раз­местили в помещениях туберку­лёзного санатория, на территории бывшего имения графа Потоцкого, некоторые из корпусов которого оставались недостроенными, без окон и дверей».

Согласно официальным данным из 6500 евреев, заключённых в Печерском лагере, при его освобождении частями Красной Армии в марте 1944 г. оставалось в живых 1550 человек.

Осенью 1941 г. в район Тульчина были депортированы евреи из Бессарабии и Буковины. Большинство из них разместили в соседнем селе Нестерварке; в 1942-1943 гг. здесь был устроен еврейский рабочий лагерь, узников которого использовали на торфя­ных разработках.

В 1942 г. в Тульчин были переведены (в дополнение к 118 местным евреям-«специалистам», остав­шимся здесь после депортации в Печеру) несколько сотен евреев депортированных из Буковины и украинских местечек, в частности из Ямполя. По приказу жандарме­рии был создан совет гетто и ев­рейская полиция. В марте 1943 г. в гетто насчитывалось около 500 ев­реев. На средства, присланные ев­реями Бухареста, совет гетто ор­ганизовал бесплатную столовую и несколько мастерских, многие уз­ники работали на предприятиях вне гетто. С разрешения оккупаци­онных властей в гетто была создана школа, которую возглавила супруга председателя совета гетто Фишман. Школу посещали девяносто маль­чиков и девочек, обучавшихся кро­ме прочего производственным спе­циальностям. Двое музыкантов из узников вели в школе музыкаль­ные занятия. Учителя занимались с детьми по памяти, без книг и по­собий, дети учились без учебников и тетрадей.

По свидетельству бывших узни­ков, в конце января 1944 г. немец­кая воинская часть окружила гет­то с его уничтожения, но бла­годаря вмешательству командира легиона румынских жандармов ка­питана Фетекау, кровопролития не произошло. В Одесском област­ном архиве хранятся списки узни­ков тульчинского гетто.

Согласно данным официальной румынской статистики от 1 сентяб­ря 1943 г. в Тульчине оставались 7 евреев из Бессарабии и 220 евре­ев из Буковины, в Нестерварке, со­ответственно — 422 и 1168 депор­тированных евреев.

Тульчин был освобождён частями Красной Ар­мии 15 марта 1944 г.

В 1950-х годах насчитывавшая в своём составе около 2500 человек еврейская община Тульчина была одной из самых крупных в Вин­ницкой области, уступая по числен­ности лишь Виннице, Могилёву и Жмеринке.

В 1994 г. здесь проживало около 500 евреев (около 2,5% населения)
В 2012 г. еврейская община Тульчина насчитывает около 150 человек

В.Лукин, "100 еврейских местечек Украины"
Дом еврейского купца
Старое еврейское кладбище, как обычно, находится на вершине холма
2 громадных флигеля
Ворота усадьбы
Так было когда-то
Музей Суворова расположен в старинной усадьбе
Бывшая аптека
Еврейский дом на главной улице
В этом здании раньше был постоялый двор - заезд
Еще один бывший заезд снаружи на первый взгляд выглядит вполне современно
А внутри за 100 лет ничего не изменилось
И не скажешь, что здание старое. Его выдает только вот это уникальное заводское клеймо на ставнях
От еврейской местечковой застройки Тульчина осталось совсем немного
Еще несколько домов конца 19 - начала 20 вв.
Оно здесь реально большое, просто огромное
С кладбища виден весь город. Это чтоб мертвые могли присматривать за живыми)
Для сравнения - каким Тульчин был 100 лет тому
ГЛАВНАЯ                    ЕВРЕЙСКИЕ МЕСТЕЧКИ                ПУТЕШЕСТВИЯ по ЕВРОПЕ                      КОНТАКТЫ            
Винницкая область
Мой штетл
еврейские
        местечки
                Украины