Чечельник
Что стоит посмотреть

  • Костел св. Иосифа, построен в 1751 г. князем Любомирским
  • Католическое кладбище со старинными красиво оформленными памятниками. На входе табличка, где указано, что тут, оказывается, можно хоронить покойников. А мы то думали - че ж делать-то на кладбище? К сожалению, покойника у нас с собой не было...
    У входа на кладбище стоит часовня, возведенная в нехарактерном для Подолья романском стиле
  • Синагога, 18 в.
  • Старинное еврейское кладбище с оригинальными надгробными памятниками

Чечельник, 2012 г.
ИСТЕРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

        
        Чиновники Великого княжества Литовского, составлявшие в сере­дине XVI в. хозяйственное опи­сание (люстрацию) земель Брацлавского повета, однажды вывели на чистую воду некоторых владель­цев имений, «которые называют себя боярином-шляхтой, не будучи боярином-шляхтой, и неизвестно откуда пришли». Среди самозван­цев упомянут Грицько Чечель, не­законно присвоивший земли на юге Брацлавского повета.

В начале XVII в. семейство Чечелей уже имело все права польских шляхтичей . По-видимому, тогда же Чечелями было основано поселение Чечельник на реке Савранке.
На картах Украины 1648 г. и Брацлавского воеводства 1650 г., составленных французским воен­ным строителем Гильомом Бопланом, Чечельник обозначен как ук­реплённый город под названием Чачаник, других поселений с похо­жими названиями на этой карте нет.

В 1635 г. поселение получило го­родские права, а постановление польского сейма обязало всех куп­цов, торгующих винами Валахии и Молдавии, провозить их через Чечельник под страхом конфиска­ции товара и взимания штрафа.

Известно, что уже летом 1648 г. мещане и крестьяне этих мест под­держали восставших казаков, а та­тары, возвращаясь после битвы под Зборовым в 1649 г., прошли через Чечельник и, разорив его, увели в плен зажиточных жителей. В хро­нике хмельнитчины «Тит Гаявен» («Непролазная грязь») её автор р. Шмуель-Файвиш сын р. Натана Файтеля из Вены в перечне уни­чтоженных еврейских общин под именем Чельник упоминает, по-видимому, Чечельник.

Зимой 1653/54 г. польские войс­ка под командыванием С. Чарнецкого с боем заняли на некоторое время местечко, бывшее тогда со­тенным городом казацкого Брацлавского полка.

В 1664 г. в чечельницкий реестр подымного налога были включены всего лишь 20 до­мов и 2 мельницы. Осенью 1671 г. польская армия снова выбила из города обосновавшихся здесь ка­заков, однако уже в 1672 г. Брацлавское воеводство по условиям Бучацкого мира отошло к Турции. Турки передали край под управ­ление казацкого гетмана.

По возвращении в 1699 г. Брацлавщины во владение Речи Посполитой владельцем местечка стал князь Любомирский. Заново укре­пив и отстроив город, он основал здесь конный завод, ставший впо­следствии знаменитым.

В 1702- 1704 гг. в краю разбойничали гай­дамаки Семёна Палия, устроившие укреплённый лагерь немного се­вернее Чечельника.

В 1768 г. поднявшиеся против польского короля приверженцы Барской конфедерации, преследуемые русскими войсками, были вынуждены укрыться в турецких владениях. В 1769 г. они вернулись в Подолию и совместно с турками и татарскими отрядами захватили несколько городов на Брацлавщине, среди них и Чечельник. Впрочем, вскоре конфедераты бы­ли выбиты оттуда русскими вой­сками.

После присоединения Брацлавского воеводства в 1793 г. к Россий­ской империи Чечельник был вы­куплен правительством у князей Любомирских и пожалован в 1795 г. фельдмаршалу Гудовичу. Екатерина II, проезжая по вновь приобретённому краю, пожелала назвать какой-нибудь из городков в честь своей внучки Ольги Пав­ловны. Выбор пал на Чечельник, наиболее крупное местечко, кото­рое и было переименовано в Ольгополь и сделано уездным горо­дом. Позже Чечельнику было возвращено его историческое название и прежний статус частновладельческого мес­течка.

Развитию Чечельника способство­вало и то обстоятельство, что уже в первой половине XIX в. он стал значительным хасидским центром, притягивавшим к себе многих ев­реев края.

В начале века Чечельник, где в 1910 г. числилось более десяти ты­сяч жителей, был самым крупным местечком Ольгопольского уезда, уступая по населённости только уездному городу (более одиннадцати тысяч жителеи), населен почти исключи­тельно евреями.

В мар­те 1923 г. Чечельник стал районным центром Тульчинского округа и был переведён в категорию сёл.


Известно, что уже летом 1648 г. мещане и крестьяне этих мест под­держали восставших казаков, а та­тары, возвращаясь после битвы под Зборовым в 1649 г., прошли через Чечельник и, разорив его, увели в плен зажиточных жителей. В хро­нике хмельнитчины «Тит Гаявен» («Непролазная грязь») её автор р. Шмуель-Файвиш сын р. Натана Файтеля из Вены в перечне уни­чтоженных еврейских общин под именем Чельник упоминает, по-видимому, Чечельник.

Военные действия, разбой гайда­маков в конце 1760-х гг., а также эпидемия чумы, прокатившаяся по Подолии и Брацлавщине в 1770- 1771 гг., заметно ухудшили благо­состояние их городов. Сопостав­ление результатов переписей 1765 и 1776 гг. демонстрирует резкое со­кращение численности еврейской общины Чечельника. Так, по пере­писи 1765 г. в Чечельнике было 545 евреев: 485 из них проживало в 96 домах самого Чечельника и ещё 60 — в 11 домах Нового горо­да (в последующих переписях он не упоминается, вероятно, потому, что слился с самим Чечельником). Перепись же 1776 г. обнаружила всего лишь 183 еврея в 53 домах и «халупах». Даже если допустить, что при переписи 1776 г. евреям удалось утаить некоторую часть членов своей общины, различие в цифрах столь значительно, что мо­жет быть истолковано как свиде­тельство тяжелых невзгод, пере­житых общиной между серединой 1760-х и серединой 1770-х гг. К началу 1780-х гг. численность ев­рейского населения Чечельника восстановилась.

Развитию Чечельника способство­вало и то обстоятельство, что уже в первой половине XIX в. он стал значительным хасидским центром, притягивавшим к себе многих ев­реев края.

В 1871 г. в Чечельнике было 4090 жителей, приписанных к торговому сословию, и 2053 – к сельскому местечке было зарегистрировано 515 домов. В 1889 г. в самом мес­течке (без предместий) насчитыва­лось 2400 жителей, из них евреи составляли 93%, всего (вместе с предместьями) — 5526 человек.

На рубеже веков община распола­гала пятью молитвенными здания­ми. Это были по большей части си­нагоги или клойзы, принадлежав­шие различным объединениям, в которые входили наиболее зажи­точные жители, или хасиды, при­верженные тому или иному ребе, или ремесленники той или иной специальности; каждое из них име­ло своё «духовное правление» .

В начале века Чечельник, где в 1910 г. числилось более десяти ты­сяч жителей, был самым крупным местечком Ольгопольского уезда, уступая по населённости только уездному городу (более одиннадцати тысяч жителеи) было населено почти исключи­тельно евреями.

15 мая 1919 г. в Чечельник вошла одна из крестьянских банд, банди­ты собрали всех евреев на площа­ди. Кто-то пустил провокационный слух, что якобы в ближайшем мес­течке Ободовка евреи напали на украинцев, и чтобы этого не про­изошло в Чечельнике, надо немед­ленно расправиться с местными евреями. Но среди чечельницких крестьян нашлись разумные люди, поддержавшие предложение их то­варища Ивана Сотовского узнать сперва, что же на самом деле про­изошло в Ободовке. Когда выясни­лось, что там в результате погрома убито несколько сотен евреев, кре­стьяне решили не проливать кровь в своём местечке. Бандитами же при грабеже еврейских домов бы­ло убито 17 человек.

В Чечельнике был создан еврей­ский поселковый совет под пред­седательством Якова Шлойна (в период фашистской оккупации он руководил подпольем Бершадского гетто и был расстрелян всего за 5 дней до освобождения в марте 1944 г.; группа Шлойна входила в партизанский отряд Якова Талиса).

В 1939 г. здесь проживало 1327 евреев (66% населения ).

До оккупации Чечельника из него успели эвакуироваться несколько десятков еврейских семей, многие мужчины были призваны в армию.

В один из августовских дней 1941 г. нацисты согнали евреев на цент­ральную площадь, установили пе­ред толпой пулемёты, потребовали выдачи большевиков и, готовя растрел, заставили нескольких чело­век копать яму. Неожиданный при­езд немецкого офицера прервал подготовку к акции уничтожения. Своё чудесное спасение евреи связывали с личностью действовав­шего в этих местах легендарного партизана Калашникова, якобы по­явившегося вдруг переодетым в не­мецкую форму. Это был, пожалуй, последний герой местечкового фольклора, порождённый страхом и надеждой евреев Транснистрии. По другой версии, в местечко сво­евременно прибыл кто-то из представителей румынского оккупаци­онного начальства.

До осени 1941 г., пока не было создано оккупационное управле­ние, в местечке происходили гра­бежи магазинов, насилия и изде­вательства над евреями нередко заканчивались убийством. В одном из погромов участвовали и празднично одетые крестьянки. Многие еврейские семьи попытались эва­куироваться, однако было уже по­здно, и большинство беженцев вер­нулись обратно.

Гетто было организовано в ев­рейских кварталах на территории современных улиц Калинина, Ле­нина и К. Маркса. В нём размес­тилось около 1000 евреев Чечель­ника, а также евреи из Кодымы и Песчанки, спасшиеся от расстрелов и депортации в лагерь уничтоже­ния, находившийся в селе Доманев ка (ныне Николаевская область). Всем евреям было предписано но­сить на одежде жёлтую шестико­нечную звезду .

Осенью 1941 г. в Чечельник при­было более тысячи евреев, депор­тированных из Бессарабии и Бу­ковины. У некоторых из них были с собой драгоценности и золото, и взятки, даваемые из этих средств представителям румынской администрации, нередко спасали всех обитателей гетто.

В январе 1943 г. в Чечельник стала регулярно поступать матери­альная помощь из Бухареста, была открыта столовая для детей и нуж­дающихся. Тем не менее в пере­населённом гетто свирепствовали голод, тиф и другие инфекционные заболевания, из-за чего скончалось около половины депортированных. Служащие украинской полиции и случайно попадавшие в местечко солдаты немецкой армии не упус­кали возможности поиздеваться над евреями.

В начале 1942 г. в лесу у села Куренёвка Чечельницкого района, в деревянном здании бывшего ста­рообрядческого монастыря были заживо сожжены несколько сотен евреев из Бессарабии и Буковины (каменные руины монастырской церкви разобрали после войны).

В колхозных конюшнях села Жабокричка (Каташинский сельсовет Че­чельницкого района) были разме­щены сотни румынских евреев, многие из них погибли уже зимой 1941/42 гг. Оба этих места не отме­чены памятными знаками. Евреи Чечельника знали об акциях унич­тожения в окрестных сёлах и мес­течках, и все эти годы они жили в страхе перед расправой.

Многие евреи Чечельника сотрудничали с пар­тизанами, в гетто действовало пар­тизанское «еврейское звено».

Большинство чечельницких ев­реев пережили оккупацию, и ев­рейская община в Чечельнике со­хранилась. Все годы оккупации в гетто оставался и хасидский цаддик — «чечельнике ребе».

После войны в общине Чечельни­ка был свой раввин, традиционная общинная жизнь сохранялась в той или иной мере до конца 1970-х гг.
Сейчас евреев в Чечельнике нет

В.Лукин, "100 еврейских местечек Украины"
Винницкая область
Большая синагога
Еврейское прошлое местечка нашло отражение в местных топонимах
Костел
Часовня на польском кладбище
А это автовокзал
На католическом кладбище некоторые памятники достигают высоты метров до 3-х
ГЛАВНАЯ                    ЕВРЕЙСКИЕ МЕСТЕЧКИ                ПУТЕШЕСТВИЯ по ЕВРОПЕ                      КОНТАКТЫ            
Старинное еврейское кладбище Чечельника и огель на могиле рабби Моше Цви Гитермана из Саврани, известного хасидского лидера
Чечельник был крупным центром хасидизма, в 1826 году сюда переезжает со своим двором рабби Моше Цви Гитерман из Саврани  - один из величайших хасидских лидеров, ученик р. Леви Ицхака из Бердичева.  Был раввином Умани, Кишинева, Бердичева.
Р. Моше Цви скончался в 1838 г. Оhель над могилой при Советской власти был разрушен, и восстановлен в 1990 г. Рядом похоронены потомки р. Моше Цви, продолжавшие его дело в местечке вплоть до 1951 г., когда не стало последнего чечельницкого раввина, р. Боруха
В 1920 г. в Чечельнике родилась знаменитая бразильская писательница, еврейка по происхождению, Кларис (Хая Пинхасовна) Лиспектор.  В возрасте 2-х лет эмигрировала с родителями в Бразилию. Мировую известность принесли ей романы "Страсть, согласно G.H.", "Город в осаде", "Час звезды" и многие другие
Мой штетл
еврейские
        местечки
                Украины