• Брацлав
    Что стоит посмотреть

    • Внушительный комплекс мельницы и складов Солитермана на берегу Южного Буга.
    • Старое еврейское кладбище находится на вершине настоящей горы. С нее открывается захватывающая дух красивейшея панорама Южного Буга. Над самым обрывом - памятник на могиле Яна Солитермана и его семьи, убитых бандитами во время Гражданской войны
    • Брацлав - колыбель одного из самых крупных хасидских течений, т.н. брацлавского, или бреславского хасидизма. В Украине и во всем мире он ассоциируется в первую очередь, как ни странно, не с Брацлавом, а с Уманью, где похоронен его основоположник рабби Нахман. Но зародилось это движение именно в Брацлаве. Здесь похоронен ближайший сподвижник и ученик рабби Нахмана, рабби Натан. Его могила также является местом паломничества многочисленных хасидов.
    • Костел, 1884 г., барокко

    Брацлав, 2012 г.
    ИСТЕРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

            Первое упоминание укреплённого поселения Брацлав в летописи Ве­ликих князей литовских датирует­ся 1363 годом. Тогда в среднем Побужье, освобождённом Великим князем Ольгердом от татар, были основаны города Брацлав, Соколец и Винница. Строительством горо­дов-крепостей в Подолии, в том числе на берегах Южного Буга, за­нялись племянники Ольгерда — князья Кориатовичи. Впрочем, мно­гие историки полагают, что все три поселения, включая Брацлав, существовали, по крайней мере, уже в XIII веке.

    В начале 1430-х гг. территория восточной Подолии, или Брацлавщина, как её именовали по назва­нию главной крепости края, была окончательно закреплена за Вели­ким княжеством Литовским и при­надлежала ему до заключения в 1569 г. Люблинской унии — догово­ра об объединении литовского и польского государств. По админи­стративному делению литовского государства Брацлавщина счита­лась частью Волыни, старостами и наместниками сюда назначались волынские князья. Формальное об­разование отдельных Волынского и Брацлавского воеводств произо­шло лишь в 1566 году.

    Сохраняя на протяжении XV — XVI вв. значение форпоста оборо­ны Литвы и Польши на юго-вос­точной окраине Подолии, Брацлав оказался на перекрёстке важней­ших международных торговых путей.

    Ещё во времена Великого князя Витовта (1392 — 1430) в Брацлаве среди первых городских зданий был построен костёл. Во второй половине XV в. Великие князья Казимир IV и Александр предос­тавили городу привилегии о пере­даче в его собственность владений, купленных у брацлавских мещан.

    В 1491 — 1517 гг. брацлавским и винницким старостой был князь Константин Острожский, гетман литовский, знаменитый организа­тор обороны Великого княжества Литовского от татарских вторже­ний

    Вероятно, к эпохе управления Брацлавщиной князем Константи­ном Острожским и относится по­селение здесь евреев. Среди пер­вых жителей города, по-видимому, были евреи из Волыни, прибыв­шие в край вместе с князем. 

    В сентябре 1551 г., нарушив пе­ремирие, перекопский хан Девлет-Гирей внезапно напал на Брацлав. Отсутствие воды в замке вынудило жителей Брацла­ва сдать город врагу. Хан сжёг за­мок и город и увёл в плен боль­шинство жителей. В Брацлаве ос­тавалось не более двухсот человек, которые основали новое поселение на развалинах старого города.

    В 1552 г. Сигизмунд Август, за­ботясь об обороне государства, принял живейшее участие в восста­новлении Брацлава и издал «уни­версал», обязывающий житомир­ского старосту и крупных волынских землевладельцев выделить людей и средства для строитель­ства брацлавского замка. В горо­де сосредоточилась военная адми­нистрация, в замке была устроена резиденция наместника. Именно благодаря своему административ­ному положению, а не уровню эко­номического развития Брацлав – единственный город края - получил в 1564 г. городские привилегии на основе магдебургского права.

    В 1566 г. город стал столицей Брац­лавского воеводства в составе Ве­ликого княжества Литовского. В 1569 г. в результате объединения польского и литовского госу­дарств (Люблинская уния) Брацлавское воеводство было включе­но в состав Польши.

    На Брацлавщине была обра­зована военно-административная единица — Брацлавский полк, а в Брацлаве, «полковом» городе, раз­местилась его канцелярия. Зборов­ский мирный договор, заключён­ный 18 августа 1649 г. между Богда­ном Хмельницким и королём Яном Казимиром, утвердил автономное казацкое управление на террито­рии бывших Черниговского, Киев­ского и Брацлавского воеводств.

    Ожесто­чённая битва произошла здесь в де­кабре 1654 г., когда польское вой­ско во главе с Чарнецким и По­тоцким вынудило казаков оставить город. Согласно польским источни­кам, потеряв убитыми две тысячи человек, казаки отступили, успев сжечь город дотла, взорвать замок, утопить артиллерийские орудия и разрушить мост.

    В 1672 г. Брацлавское воевод­ство по условиям Бучацкого мир­ного договора формально отошло к Турции, однако в 1674 г. под стена­ми Брацлава произошла очередная битва между польской и турецкой армиями. Овладев краем после за­ключения Журавенского договора (1676), турки сохранили здесь уп­равление казацкого гетмана.

    По возвращении в 1699 г. Брацлав­щины во владение Речи Посполитой город оставался королевским владением, управлявшимся старо­стой.

    В 1711 г. во время Прутского похода в Брацлаве некоторое время находились на постое рус­ские войска; город посетил царь Петр I.

    После неудачного выступления против российской армии в 1711 г. казацкого гетмана Филиппа Орли­ка в Брацлаве был обнародован царский указ, повелевавший жите­лям Брацлавщины переселиться в Малороссию. Одновременно был ликвидирован Брацлавский полк как административно-территори­альное образование. Принудительное переселение, состояв­шееся в 1711 – 1712 гг., привело к ещё большему запустению края, ра­зорённому десятилетиями войн.

    С установлением советской власти в начале 1920-х гг. административ­ное значение Брацлава понизилось за счёт соседнего Тульчина, ставше­го в 1923 г. центром одноимённого округа.


    Одним из первых докумен­тальных свидетельств поселения евреев в этих землях в начале XVI в. служит купчая от ноября 1506 г. на имение Котенёво, при­обретённое острожским евреем Михелем Шимонковичем, «мытни­ком брацлавским и винницким». Возможно, уже к середине XVI в. В Брацлаве сформировалась еврей­ская община.

    В 1616 г. согласно люстрации королевских владений в городе Брацлаве (точнее, в его части, при­надлежавшей королю) оказалось «городовых домов 500, еврейских 18, шляхетских 40, российского духовенства 6.

    Видимо, уже с первыми вспыш­ками казацкой повстанческой вой­ны, когда на Брацлавщине в мае 1648 г. появился Максим Кривонос во главе казацкого войска, мещане Брацлава присоединились к вос­ставшим казакам. Шляхта и евреи, зная настроения брацлавского ук­раинского мещанства, бежали, ско­рее всего, в другие укрёпленные города, не дожидаясь резни. Еврей­ские хронисты, описывая истребле­ние общин соседних городов Немирова и Тульчина, обходят Брацлав молчанием (весьма возможно, впрочем, что число евреев в коро­левском городе накануне хмельнитчины было незначительным).

    С середины 1730-х гг. в течение полувека старостой Брацлава был князь Каликст Понинский, не препятствовавший поселению в го­роде евреев.

    В 1765 г. в Брацлаве было 35 ев­рейских домов, перепись зарегист­рировала 101 проживавшего в них еврея. Община содержала своего раввина. К еврейской общине Брацлава было в общей сложности припи­сано 195 человек, живших как в го­роде, так и в окрестных сёлах.

    Следующая перепись 1776 г. заре­гистрировала в Брацлаве лишь 32 еврейских дома, в которых прожи­вали 83 еврея. Среди причин убыли еврейского населения – гайдамацкие погромы в 1768 г., «моровое поветрие» во второй по­ловине 1772 г., от которого погибло множество людей, и пожар 1773 г. , в результате которого в Брацлаве сгорело более 40 домов.

    По данным топографического описания Брацлавского уезда, сде­ланном на рубеже XVIII – XIX вв., население города составляли: шля­хетство, имеющее поместья, – 9 че­ловек (2 двора), православное ду­ховенство — 17 человек (2 двора), католическое духовенство — 2 че­ловека (1 двор), мещане — 493 че­ловека (89 дворов), и, наконец, ев­реи — 352 человека (79 дворов).

    Экономическая жизнь Брацлава несколько оживилась в начале XX в. в связи с общим промышлен­ным подъёмом в Юго-Западном крае.

    Евреи, составлявшие в этот период более половины населения Брацлава (в1907 г. – 5903 еврея из 10202 жителей), практически все были заняты в торгово-промы­шленной сфере. Из 15 промышлен­ных и ремесленных предприятий, в большинстве своём принадлежав­ших евреям.

    Одним из наиболее преуспева­ющих брацлавских предпринима­телей был Яков (Янкель) Солитер­манн. На мельнице Солитермана, при­водимой в действие тремя водяны­ми турбинами и дизельным дви­гателем, работало около полутора десятков постоянных рабочих. В 1907 г. здесь было произведено му­ки на сумму около 50 тыс. рублей, в 1913 г. — на 300 тыс. рублей.

    Крупный предприниматель, из­вестный своей щедрой благотвори­тельностью, Яков Солитерман, тем не менее, едва не оказался жертвой кровавого навета. Произошло это весной 1912 г., когда в руки поли­ции попала посылка на его имя. В упаковке оказалась бутылка с кра­сной жидкостью и сопроводитель­ным письмом, поясняющим, что эта христианская кровь предназначена для использования брацлавской еврейской общиной в ближайший праздник Песах. При обыске, уст­роенном полицией в доме Солитер­мана, было обнаружено письмо от рабочего, недавно уволенного с мельницы, с угрозами мести быв­шему хозяину. Расследование уста­новило, что этот рабочий и стал исполнителем популярной в те годы провокации.

    Накануне Первой мировой войны в Брацлаве проживало более 6000 евреев, они содержали синагогу и шесть молитвенных домов.

    На фоне крушения империи и развала русской армии в уездном городе произошёл первый еврейс­кий погром. Его устроили в янва­ре 1918 г. солдаты расквартирован­ного в Брацлаве Кубанского полка. Чтобы защититься от погромов, ев­реи организовали отряд самообо­роны.

    Захват Брацлава местными бан­дитами в апреле 1919 г. положил начало непрерывной череде погро­мов периода Гражданской войны. Пользуясь отсутствием красноармейского гарнизона, отправленного на освобождение Гайсина от банды атамана Волынца, крестьяне, под­стрекаемые священником и учите­лем, ворвались 7 мая в город и ус­троили кровопролитный погром, продолжавшийся два дня. Среди многих его жертв были члены из­вестных в Брацлаве семей Солитерманов, Авербахов и Уманских. Только утром третьего дня мест­ные старообрядцы изгнали кресть­ян из города и взяли на себя его охрану до возвращения красноар­мейцев.

    Но уже 13 июля Брацлав захва­тила банда атамана Ляховича, в те­чение нескольких часов бандиты убили более ста евреев. Через два дня город был захвачен атаманом Соколом, и снова погром сопро­вождался убийствами. Атаман, по­требовав от раввина огромную «контрибуцию», взял в заложники уважаемых членов общины И. Ка­гана, X. Дьяка, И. Коэна, Б. Лейбешкиса и Ш. Зана, которых после ря­да издевательств бандиты убили.

    17 августа в Брацлаве от рук чле­нов банды Тютюнника погибло 9 евреев.

    В августе 1919 г. со сто­роны станции Гуменной в Брацлав ворвалась банда в составе тысячи человек при двух пушках и 28 пу­лемётах и в течение нескольких часов грабила город и убивала ев­реев и старообрядцев. После по­грома было обнаружено более 350 убитых евреев и 60 старообряд­цев.

    Точное число жертв погромов, произошедших в Брацлаве во вре­мя Гражданской войны, установить невозможно. Как отмечала впос­ледствии газета «Дер Эмес», с мая 1919 г. по март 1921 г. Брацлав пе­режил 14 погромов и, по сути дела, в этот период находился в ситуа­ции «непрерывного погрома». В результате 600 детей остались сиротами, 1200 евреев оказались без средств к существованию, 300 до­мов было разрушено.

    В 1923 году в городе проживало около 6 000 жителей, из них 2 000 евреев.

    В 1921 —1922 гг. Евобщестком открыл в Брацлаве амбулаторию, принимавшую ежедневно до 50 че­ловек, «детский очаг» на 80 детей, приют-ясли для 20 детей и сто­ловую на 100 человек, а также пы­тался оказать поддержку еврей­ской трудовой школе на 130 учащихся.

    Перед войной в мес течке проживало 1010 евреев (25% населения).

    Немецкие и румынские войска за­няли Брацлав 22 июля 1941 г. Эва­куироваться успели лишь немно­гие еврейские семьи. С началом ок­купации в местечке было создано гетто, куда поместили евреев все­го брацлавского района.

    Согласно отчету румынской жандармерии в конце декабря 1941 г. в Брацлаве было 747 евре­ев. 1 января 1942 г. большинство ев­реев были переведены в концент­рационный лагерь в Печере, около пятидесяти человек оккупанты утопили в Южном Буге.

    В августе 1942 г., несмотря на то, что Брацлав находился в румын­ской зоне оккупации, в нём были созданы два рабочих лагеря для немецких строительных компаний «Тодт-Дорман» и «Хорст унд Йессен». В эти лагеря, которые заня­ли, соответственно, здания школы на улице Ленина и бухгалтерско­го техникума, было помещено око­ло 1 200 евреев, депортированных из Румынии, и около 300 украин­ских евреев. Евреев использовали на работах в каменных карьерах и на прокладке дорог. Работа продолжалась без выходных, с рассвета до заката, с одним получасовым пере­рывом для еды. Режим в лагерях был строгим и своей конечной це­лью имел уничтожение всех заклю­чённых.

    23 сентября 1942 г. все по­павшие в эти лагеря старики и дети (около 400 человек) были расстреляны в ближайшем лесу. В дальнейшем акции уничтожения неработоспособных продолжались регулярно. В апреле1943 г. лагерь «Тодт-Дорман» был закрыт, заклю­чённых перевели в лагерь «Хорст унд Йессен».

    При освобождении Брацлава в марте 1944 г. в городе оказалось около 200 местных и двадцать или трицать румынских евреев.
    На сегодня (2012г.) в местечке существует небольшая еврейская община

    В.Лукин, "100 еврейских местечек Украины"

    Винницкая область, Тульчинский район
    Мельница и пакгаузы Янкеля Солитермана
    Древнее еврейское кладбище на вершине огромного холма
    Огель на могиле рабби Натана
    Янкель Солитерман с вершины холма наблюдает за бывшим своим хозяйством
    Сохранившиеся старинные здания в центре Брацлава
    Костел
    А еще тут водятся сумасшедшие бобры
    Внутри
    Памятник на месте расстрела детей из детского дома
    Старый Брацлав
    ГЛАВНАЯ                    ЕВРЕЙСКИЕ МЕСТЕЧКИ                ПУТЕШЕСТВИЯ по ЕВРОПЕ                      КОНТАКТЫ            
    PHOTO
    HUNT
    Мой штетл
    еврейские
            местечки
                    Украины
    Еще 2 памятника на еврейском кладбище - расстреляным подпольщикам и жертвам концлагеря Печора